ОПОРА

Среда, 24.07.2024, 20:30

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » Мои статьи

Инвалиды СВО — «государевы люди». И никак иначе Общество должно помогать военным, потерявшим здоровье на фронте, а они сделают общество человечным

СМИ-иноагенты не смогли обойти стороной эту «благодатную» для них тему и вовсю считают-подсчитывают, бухгалтера, как меняется число инвалидов, стоящих на учёте (в очереди) в Фонде социального страхования. Речь о тех, кому нужны кресла-коляски, стулья с санитарным оснащением, а главное, протезы нижних или верхних конечностей. В подходящей возрастной категории (до 51 года) их многие и многие тысячи.

В мирное время тоже были, но поменьше. Рост числа инвалидов списывают на последствия спецоперации. Это, увы, недалеко от истины. Более половины (54%) участников СВО, которые проходят медико-социальную экспертизу, имеют ампутации; из них 80% - нижних конечностей, констатировал замминистра труда и соцзащиты Алексей Вовченко, отметив, что это очень высокая доля. Поскольку речь идёт о сравнительно молодых ампутантах, которым ещё жить да жить, строить семью, работать, потребность в протезах, в том числе высокотехнологичных, функциональных, а не в деревяшке с набалдашником, крайне высока.

И здесь страна наша упёрлась во всё те же проблемы, которые наблюдаются и в других отраслях. Годы надежд на импорт всего и вся в обмен на нефтедоллары привели к перекосам и на рынке протезов тоже. Своих качественных изделий оказалось немного, а с импортными, в том числе с комплектующими, теперь засада. Да и подорожали они. Между тем, после некоторых ампутаций пациенту могут понадобиться несколько разных протезов, соответствующих разным размерам усыхающей, уменьшающейся в объёме, культи. Видимо, нужны полностью свои, отечественные производства «железных» ног и рук.

Вряд ли организация таковых — невозможное дело. Тем более при поддержке государства, которое не может здесь устраниться. Протезы, даже высокотехнологичные, всё же не такие сложные изделия, как, например, самолёт-истребитель или электроника, с которой у нас традиционно дела обстоят неважно. Их можно изготавливать даже в мастерских. А заодно обеспечить работой тех же инвалидов. Социальная реабилитация не менее важна, чем медицинская.

Впрочем, это всё бытовые трудности, которые вполне решаемы. В отличии, например, от проблем инвалидов на Украине. Мясорубка Зеленского забрала их здоровье, но не шанс вновь оказаться на передовой где-нибудь под Волчанском. Новый закон о мобилизации предусматривает рекрутинг бойцов без ступни, глаза или лёгкого. Действительно, выполнять некоторые армейские функции можно и с ограниченным человеческим функционалом.

Пишут, есть целые «лагеря ампутантов», ожидающих нового свидания со смертью. Тех, кто уже не годен для службы, там часто задерживают, не отпускают домой, чтобы не платить за ранение. Денег то в бюджете нет, дефицит покрывают западные вливания, вот и экономят. А там, глядишь, и перережут друг друга, напившись горилки и выясняя, кто из них тайный москаль. И вообще не придётся платить.

Счастливы те, кому повезло вырваться из этого ада. Оплачивать медицину 70% калек приходится самостоятельно, приводит статистику ассоциации по защите прав инвалидов боевых действий «Прынцып» газета Le Mond. Французам такое малопонятно. Европа всё-таки.

Традиции человеколюбия там развились довольно давно. Известен Дом Инвалидов в Париже — один из первых на континенте домов призрения для ветеранов, построенный аж в 1670 году. Тысячи ветеранов жили там как в отдельном городе. И даже в наши дни в этом культовом месте (рядом с могилой Наполеона!) живёт сотня французских ветеранов. Администрация, которая о них заботится, называется «Национальный институт инвалидов».

Но это для своих, не для украинцев. России имеет смысл присмотреться к подобному опыту. Да, в зоне СВО «кирасиры» Макрона — наши противники, и вполне вероятно, что скоро всё большее их число будет отправляться из-под Одессы «трёхсотыми» в этот самый Дом Инвалидов, но гуманитарные практики сами по себе не плохи и не хороши, не нужно делить их на свои и чужие.

Следует брать лучшее и адаптировать на своей почве. В СССР, говорят, было нечто подобное — интернаты для инвалидов ВОВ, где они получали содержание и уход, но… Этот факт в отечественной истории оценивается по-разному, порой полярно. Якобы, инвалидов могли свозить в интернаты насильно, без их согласия и согласия семьи (которой подчас не было — убили фрицы) с целью «очистить» улицы советских городов от неприятного, по мнению партийных бонз, зрелища не всегда трезвых, порой дерзких, крикливых и нахальных, но заслуженных, с орденами и медалями, людей-обрубков на самодельных каталках-платформах на подшипниках.

Мешали, мол, строить светлое будущее. Кто-то называет это мифом, выдумкой, поклёпом, но, вероятно, доля истины здесь может присутствовать. Другое дело, что первичная мотивация советской власти, скорее всего, была вовсе не людоедской, а даже наоборот: заслуженным ветеранам надо помогать, а делать это сподручнее, когда они живут гуртом в специализированных учреждениях.

По той же логике дома для рабочих строили рядом с заводами. Здесь вы, товарищи, живёте, а здесь работаете. Тоталитаризм? Да. Но ради блага людей. Делали, как умели. Правда, гордым личностям подобный патернализм не по душе. Даже инвалидам. А гордость им привила та же советская власть.

В Российской империи отслужившие свой срок солдаты становились гувернёрами, учителями в гарнизонных школах или «дядьками» в военных училищах, в лучшем случае низшими чинами в присутственных местах. А их дети писарями, топографами, кондукторами, чертежниками или мастеровыми.

Так себе карьеры на фоне возможностей высшего сословия, к коим принадлежали офицеры. Но тогда ценили и это. Отсутствие индивидуального подхода, что греха таить, — бич общественных отношений в нашей стране. Понадобилось свергнуть Советы, чтобы начать строить пандусы для инвалидов в госучреждениях, адаптировать под них городскую среду, транспортную инфраструктуру, внедрять новые, дружественные к людям с ограниченными возможностями социальные практики.

Запад, конечно, сатанинский и бездуховный, но оспаривать его в гуманитарной части нам пока рановато. Есть куда расти. Признаем это. Впрочем, ситуация стремительно меняется. И подтолкнула изменения, конечно, СВО.

Бойцов с инвалидностью обеспечат автомобилями с ручным приводом. Такой закон только что подписал президент. Прямые выплаты, списание процентов по кредитам, льготы детям и проч. — само собой. Ещё важнее — снос ненужных социальных барьеров: заниматься проблемами инвалидов чиновники будут инициативно, а не требовать от калек заявлений. Работодателям же инвалидов присвоят особый статус социальных предпринимателей.

Совсем недалеко от материальной поддержки по значимости находится моральная реабилитация инвалидов. Дух часто идёт впереди… всего остального. Вспомним, знаменитые экспедиции-путешествия Матвея Шпаро.

В Гренландии, как и при подъеме на Казбек, в группы входили инвалиды-колясочники. При штурме пика Мак-Кинли на Аляске — люди с травмой позвоночника. На Килиманжаро поднимались участники-ампутанты без рук и ног, ещё один был слеп, другой глух. Вот где непаханное поле для работы с инвалидами. Но как бы не были привлекательны снега Килиманжаро, это всё-таки эксклюзивный «досуг».

Тысячи инвалидов СВО требуют создания всеобъемлющей системы такого рода дома. Путь подскажет паралимпийская практика. Возможно, каждым «обычным» спортивным соревнованиям в РФ следует придать их параспортивного двойника и тем обеспечить инвалидам условия для проявления здоровой активности.

Чем ломиться в закрытую дверь международного допингового спорта, не лучше массово оздоравливать своих граждан?

Этим, кстати, могут и должны заняться в том числе и те ветераны, которые скоро могут оказаться во власти. Как известно, сейчас, пусть и не без препятствий, реализуется посыл Путина о формировании элиты России, «государевых» людей из тех, кто проявил себя в зоне спецоперации. Они должны выходить на ведущие позиции в системе образования, воспитания молодежи, и в общественных объединениях, в госкомпаниях, бизнесе, в управлении, возглавлять регионы, предприятия, говорил президент.

Выйдут, наверное. Есть, однако, и ещё одно крайне вдохновляющее и очень реабилитирующее ветеранов, инвалидов СВО явление — победа на фронте. Они хотят знать, быть уверенными, что всё было не зря. Но это уже сфера ответственности совсем других людей.

Сергей Аксёнов

Категория: Мои статьи | Добавил: holod54 (01.06.2024) | Автор: Анатолий Иванович Холодилин E
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Категории раздела

Мои статьи [299]

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 77

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0